Москва, ул. Мантулинская д. 2   ( 7 минут пешком от метро ул.1905 года)
Схема проезда
Категории товаров
Услуги
Информация


Мы принимаем


28.07.2010 - Мир прощается с Алексом Хиггинсом

24 июля умер абсолютный чемпион игры по снукеру, один из самых ярких игроков, самых харизматичных. Его называли героем и хулиганом, чемпионом и неудачником одновременно. Человека, которого называли знаковой фигурой британского снукера, Алекса Хиггинса, больше нет.

Александр Гордон Хиггинс родился в Ирландии, в городе Белфаст, в 1949 году, 18 марта. Его мама Элизабет (или как ее еще называли Лили) очень рано потеряла родителей и ее детство было полуголодным. Папа Хиггинса, парень по прозвищу «Сенди», в детстве тоже не был беззаботным ребенком. Получив тяжелую черепно-мозговую травму, он навсегда потерял способность читать и писать. Но крепость тела позволила отцу будущего чемпиона получить работу на жд, а позднее стать уборщиком в Королевской Академии Белфаста. О маме Алекс вспоминал всегда с гордостью и восхищением. Он называл ее фантастической женщиной, подарившей ему инстинкт выживания. Об отце же Алекс вспоминал с неохотой.

Фото с сайта billiardworld.ru Про воспитание детей Белфаста того времени можно сказать мало хорошего. Однако, как утверждают сестры Александра, он провел вполне счастливое детство. Мама его очень любила и частенько баловала. В учебе Алекс сильно не отличался. Он всегда держался в стороне и ни к чему серьезного интереса не проявлял. Ни к чему, кроме снукера. И это притом, что большинство парней того времени увлекались футболом. Знакомый Хиггинса Джеймс Вилсон говорит о том, что Алекс любил снукер и не любил учебу.

И вправду, тяга маленького Хиггинса к бильярду немало удивляла. В Белфасте того времени было 4 зала, в которых по вечерам отдыхали работяги. Один их таких бильярдных залов располагался недалеко от дома Хиггинсов и обычно в нем отдыхали ребята не младше 15. Однако Хиггинсу было всего 12, когда он получил звание завсегдатая «Jampot» (так назывался этот зал).

В «Горшочке из-под джема» к маленькому игроку относились весьма терпимо. Он играл по правилам и на деньги. Сам Хиггинс в своей автобиографичной книге «Hurricane Higgins’ Snooker Scrapbook» говорит о том, что проводил в «Jampot» все свое свободное время. Собирал столько карманных денег, сколько мог, и, конечно, все проигрывал. Ведь был всего лишь ребенком. Это был хороший способ учиться, потому что можно было наблюдать за игрой и ошибками. Позже многие игроки в снукер будут учиться точно так же. Зарабатывать на жизнь снукером во времена Хиггинса было невозможно. Чемпионаты мира проводились нечасто, а контроля над спортом не было. Это, конечно, не способствовало привлечению молодых перспективных игроков. Но и не могло оттолкнуть увлеченного Хиггинса. Он получал удовольствие от игры.

Семья же восторгов маленького Алекса не поддерживала. Иногда сестрам приходилось силой забирать брата из бильярдного клуба. И, когда однажды, пришедшая к дому цыганка, предсказала появление звезды в их доме, никто не обратил на это внимания.
В 14 лет Хиггинс уже делал большие успехи. Он легко побеждал всех завсегдатаев клуба и уже хотел чего-то большего. Тогда Хиггинс принял решение ездить в клуб «Shaftesbury», где собирались самые сильные снукеристы Белфаста. Очень быстро он стал выигрывать ставки. Алексу уже тогда нравилось привлекать к себе внимание. И тогда он начал инвестировать в собственный талант, ставя монетки, которые мама давала ему на обед, на себя самого.

1964 год окончил обучение Хиггинса в школе. И Александр уехал из Белфаста сначала в Ливерпуль, чтобы стать жокеем. Но дело не заладилось, и Хиггинс отправился в Лондон. Там он снова продолжил играть в снукер, параллельно работая в цеху.
Алекс играл по 4, 5 часов в день за бильярдными столами на Windmill Street. В этом клубе не было турниров, но вот матчи на деньги проводились с завидной регулярностью.
Хватило года, чтобы Хиггинс устал от рабочей жизни, и вернулся к родителям в Белфаст. Дома Алекс спал до обеда, после обеда выигрывал в снукерских поединках, выпивал в пабе и возвращался домой. Однако в Белфасте в это время стало достаточно опасно, участились беспорядки и Хиггинс решил, что быть одиноким «хастлером» в Белфасте не безопасно, и решил присоединиться к центральной лиге. И в 1967 году он вступил в снукерскую лигу Христианской молодежной ассоциации YMCA. В 1968 году Хиггинс уже выиграл аматорский чемпионат Ирландии. Это позволило гастролировать Алексу и получать очень солидные деньги по тем временам – 20 долларов за ночь. Но тогда же Хиггинс начинает играть в рулетку.

В 1971 году сестра Хиггинса хотела помочь Алексу принять участие в мировом чемпионате. Однако Хиггинс отказался, считая себя еще не готовым для выступления на столь масштабном мероприятии. Однако уже на следующий год Хиггинс сам внес взнос в 100 фунтов стерлингов для участия и поставил на себя в букмекерской конторе. Общий выигрыш позволил молодому чемпиону пуститься во все тяжкие.

После победы Хиггинс отправился в мировые гастроли. Первой в списке была Австралия. Там он познакомился со своей первой женой Карой Хаслер. Сам Хиггинс называл их достаточно странные отношения «дистанционно - интернациональными». У Кары и Алекса родилась дочь Кристел, к которой Хиггинс по словам друзей приезжал всего лишь один раз. Алекс не пожелал признать свое отцовство, и пара вскоре распалась окончательно. Кара до сих пор не любит вспоминать о своем бывшем муже.

Со своей второй женой Линн Хиггинс познакомился в ночном клубе. Они старались проводить вместе максимально много времени. Линн сопровождала его на соревнованиях, он приезжал к ней в свободное время. У них появилось двое детей. Однако это не могло удержать Хиггинса от разных развлечений и измен. Менеджер Алекса Джон МакЛафлин замечает, что помимо снукера у Хиггинса есть еще 3 увлечения: женщины, азартные игры и выпивка.

Хулиганское и невыносимое поведение стало визитной карточкой выдающегося игрока. Он мог отказаться выступать просто из-за плохого настроения, из-за того, что ему не нравится освещение, а однажды он подрался с официальным лицом на чемпионате Великобритании. За такими действиями последовал отвод от игр на год.

В жизни Хиггинс вел себя так же как на игровой сцене. Однажды, находясь в гостях у Майкла Пичли, он набросил на клетку с попугаем свой пиджак, затем вытащил несчастную птицу наружу и сильно напугал. На следующий день у попугая от потрясения обсыпались все перья.

Однако в снукере ему не было равных. В 1975 и 1977 году он победил на «Canadian Open», в 1978 и 1981 «Benson & Hedges Masters», 1989 – победа на «Irish Masters», 1983 - «Coral UK Championship», 1972, 78, 79, 83 и 89 гг. – победы в «Irish Professional Championship». Командная игра в 85,86 и 1987 гг. на «World Cup» и многие другие достижения. Впрочем, сам мастер не придавал излишнего значения своим победам. Он играл из любви к снукеру, а не из-за табличных записей.

На соревнованиях Хиггинс двигался очень быстро, а бил очень резко, так, как по сути делать не надо было. За это он получил прозвище «Ураган».

Несмотря на неординарную игру в 1982 году Хиггинс снова стал чемпионом мира, получив чек на 25 тысяч фунтов в качестве главного приза. Однако его поведение ошеломило всех. Его не интересовал чек, он хотел видеть своего ребенка. Это было самой драматичной трансляцией чемпионата за всю историю.

Но победы не влияли положительно на него. Он стал все сильнее пить, жена от него ушла, и Хиггинс перестал за собой следить.

По примерным подсчетам за двадцать лет карьеры заработал около 3 млн фунтов. И все эти деньги он бездарно растранжирил. В конце восьмидесятых Хиггинс спился окончательно и ушел из профессионально снукера. В 1998 году Хиггинсу поставили диагноз рак горла. Позже Хиггинс снялся в фильме «табачные войны», рассказав о том, как WPBSA наживается на табачной индустрии. Ведь во время чемпионатов игрокам раздают бесплатные сигареты. Внешний вид некогда блистательного Хиггинса был настолько удручающим, что наверняка многие бросили курить после просмотра этого фильма.

В 2005 году, победив рак, Хиггинс решил вернуться в большой спорт, но играл он уже плохо, нервничал еще больше и в конце концов был вышвырнут из зала за драку с рефери. Он стал только бледной тенью славного Хиггинса – кутилы прошлого.

Однако никакие действия не могут снизить заслуги Хиггинса. Это очень яркий и харизматичный человек перевернул историю снукера и был признан гением еще при жизни!

Источник www.billiardworld.ru

Назад